Вы здесь

Убийцу Юлии Мартьяненко посадили на 15 лет, его подельницу – на 4,5 года (Фото, Видео)

Наконец-то подошли к концу семимесячные судебные тяжбы по делу убитой на поселке им.18 сентября девушке Юлии Мартьяненко 20 октября 2014 года. За день до вынесения приговора, 3 августа, последнее слово на судовых дебатах сказали обвиняемые и их защитники.

Адвокат обвиняемого Игоря Цымбала Сергей Савченко во время своего выступления не раз сам себе противоречил. Так, сначала он утверждал, что его подзащитный не совершал преступления, в котором его обвиняют. А то, что у обвиняемого обнаружили мобильный телефон погибшей, объяснял тем, что Цымбал нашел его на улице во время этой ночной драки и забрал с собой. Думал, что это телефон Яны Майоровой (второй подсудимой).

«Когда мой подзащитный узнал, что это телефон не Майоровой, он имел полное право распорядиться им на свое усмотрение, даже реализовать. Поэтому, максимум, что ему может быть инкриминировано – это штраф. А вообще я прошу для него оправдательного приговора», - заявил адвокат.

Также Савченко обвинил одного из главных свидетелей со стороны потерпевших в лжесвидетельствовании, аргументируя это тем, что он же проходил свидетелем по не менее резонансному делу «Гулливеровского стрелка». После этого, адвокат вдруг сообщил, что Цымбала в ту злополучную ночь вообще не было на месте драки, а преступление совершили два других мужчины.

«Я знаю имя настоящего убийцы, но сейчас не имею полномочий его назвать, а мой подзащитный готов обнародовать его в апелляционном суде», - заявил защитник обвиняемого.

Кроме того, Сергей Савченко утверждал, что Юлия умерла не от того, что ей нанесли удары, а от некачественного медицинского обслуживания врачами ГБ №4. По его словам, сначала Юлия была в сознании, а врачи ее привезли в больницу только через 6 часов, отказались вести ее в Днепропетровск и делать ей трепанацию черепа, а все что нужно было сделать, это выкачать кровь.  

После суда корреспондент газеты «ТН-Экспресс» обратилась за комментарием к медикам ГБ №4. И вот, что ответил на такие заявления адвоката заведующий реанимационным отделением 4-ки Юрий Арутюнян: «Юлия поступила к нам сразу после трагедии в 2 часа ночи 20 октября в тяжелейшем состоянии. Прямо в приемном отделении ей была установлена дыхательная трубка и начата искусственная вентиляция легких, далее мы проводили ей реанимационные мероприятия и поддерживали работу сердца адреналином. Сразу же из Днепропетровска была вызвана бригада санавиации. Но состояние девушки было крайне тяжелым, она была не транспортабельна и неоперабельна. Мы тут же созвали консилиум с областными врачами, заведующими отделений реанимации, нейрохирургии, хирургии, травматологии, начмедом, главврачом больницы. Травма Юлии была не совместима с жизнью. Но мы поддерживали ее жизнедеятельность до последнего, сделали, все, что могли. А уже в 3 часа дня 21 октября Юлия, не приходя в сознание, умерла…».

Сам же обвиняемый Игорь Цымбал в отличие от своего защитника был не особо многословен: «Я не виноват. И я не доверяю суду». А после выступления всех подытожил: «Отправьте меня в АТО, пусть меня там застрелят».

Выступила и обвиняемая Яна Майорова, которая напала на девушек с целью ограбления.

«Я прошу вас отнестись ко мне с пониманием. Если бы время можно было повернуть назад, я бы никогда не смотрела, на то, что там происходит. Прошу вас, не судите меня строго потому, что у меня малолетний ребенок. И еще я раскаиваюсь и хочу принести извинения перед потерпевшей Кристиной. По нелепой глупости она стала жертвой моей привычки курения», - опустив глаза, сказала обвиняемая.

Ее адвокат Богдан Михайлюк, утверждая, что нет доказательств ее вины, что драку начала Кристина Ерзунова, ударив кулаком Яну, и приводя суду стоимость половины пачки сигарет и зажигалки, которые подсудимая отобрала у потерпевшей, также попросил для своей подзащитной оправдательного приговора.

На следующий же день начало заседания затянулось на полтора часа из-за того, что подсудимый Игорь Цимбал не захотел подниматься из комнаты конвоя в зал суда (приговор ему зачитали после заседания). А в это время, пока коллегия судей во главе с Сергеем Тимченко отсутствовала в зале,  подсудимая Майорова вела себя довольно агрессивно – угрожала присутствующим журналистам и потерпевшей Кристине физической расправой, выражалась нецензурной бранью, всячески обзывала мать Юлии. Кроме того, она запрещала репортерам ее фотографировать и нападала на съемочную группу 34 канала, пытаясь сломать видеокамеру. Адвокаты обвиняемых Майорову словесно поддержали.

После всей этой «заварушки» в зал вошли судьи и огласили приговор.

Так, подсудимый Игорь Цымбал был приговорен к 15 годам лишения свободы с компенсацией имущества (суд удовлетворил иск матери убитой Галины Мартьяненко на сумму 211 тысяч гривень материального и морального ущерба). Яна Майорова же получила 4,5 года отсидки за решеткой.

Из здания суда в наручниках вывели обоих и посадили в автозак. Из-за решетки автомобиля Яна Майорова кричала, что убьет Кристину, когда выйдет. Видимо, от искреннего раскаяния Яна еще очень далека…

«Я довольна решением суда. Считаю, что обвиняемые заслужили того наказания, которое им назначил суд. Хотя, лучше бы Цымбалу дали пожизненное заключение. Но дочку уже не вернешь, - подытожила мать Юлии Галина Мартьяненко. – А еще я бы хотела поблагодарить всех людей, которые все эти месяцы судовых тяжб нас поддерживали. Это наш адвокат Геннадию Киселев, прокурор Виктор Мельниченко. Спасибо за их работу и профессионализм. Выражаю благодарность и неравнодушным павлоградским активистам, в частности Юрию Марченко и Юрию Сусорову за поддержку».